«Выращенные не нами и служащие не нам»

20180922_110330-1 – эта фраза вырвалась у меня в очень непростом разговоре, а разговоров этих с лета набралось уже немало. Последние месяцы размышляю над словами, которые обязательно в той или иной форме произносятся моими гостями. Словами, наполненными бесконечно негативным смыслом. Мы не Они, Они – не Мы. Хотел ли Иисус настолько непреодолимого раздела между двумя церковными мирами? Конечно нет… а кто этого хотел? Но раскол (в той или иной степени) существует.

И все мы (миряне и клирики) это видим и понимаем, большинство отодвигает тягостные мысли на задний план, стараясь не думать о перспективах. Но именно отсюда вырастают ситуации, когда противостояние клириков и мирян выплескивается в сетевое пространство ( за примерами далеко ходить не нужно). Общее состояние духовной стагнации осознается всеми, давит и искажает наше восприятие церковной действительности. Понимание, что бесконечный застой невозможен, а значит, вероятен провал в еще более сложную и трагичную ситуацию. Это как раз и пугает, возрастающее беспокойство внушает мысли, которые трудно назвать добрыми, толкает нас на поступки, которые лишь кажутся верными, а в итоге все больше усугубляют ощущение беды. И так по кругу. А мы – люди и нам нужно немедленное облегчение – действие.

И самый простой способ обрести утешение – найти виноватых. «Аааааа… а вот ОНИ виноваты!» – всегда виноваты они, не «мы». Так уж повелось, что человек со времен Адама всегда перекладывает вину на Другого, так проще выжить, легче, сохраннее для психики, менее затратно.  А гнев, гнев это еще и приятно, разгружается психика, беспокойство разряжается на некоторое время, наступает успокоение, но… увы, кратковременное. Этот ненасытный дух вернется, чтобы снова мучить и провоцировать свою жертву, побуждая пить яд гнева и страха бесконечно. И в битве обвинений я выматываюсь, теряя защитные силы, впадаю в уныние, отрицание, депрессию.

Этого ли хочет от меня Христос? ..
Ойнет, вы писали, что надоело слышать эту фразу. Хорошо, богословия богословиями, а практическую базу подвести тоже не помешало бы. Извольте.

Давно размышляю над очень простой арифметикой – сегодня большинство моих друзей-священников – люди возраста 50+, часть из них иностранцы-монахи (которые с выходом на пенсию покинут страну), плюсуем сюда среднюю продолжительность жизни, и… получается, что уже через 10-15-и тем более 20 лет (а вдруг доживу?) лично я столкнусь с очень простой проблемой – а кто меня-бабулю причастит на дому, кто похоронит?
Если посмотреть на реальность нашей семинарии, то… ответ очевиден. Никто. Один – два – даже пяток семинаристов в год уже не изменят тенденцию на ближайший десяток лет. Да и откуда, друзья, взяться этим пяти?

Клирик не вылупляется из волшебного яйца перед набором в предсеминарию. Священник – вырастает в приходе. В приходах, жизнь в которых на сегодняшний день такова, что вырасти там (за редким исключением) некому… и нечему. Не надо отвечать мне цитатами юбилейных докладов – реальность говорит сама за себя – один семинарист от епархии. Трое на страну.

Но кто в мегаполисах сегодня (не беру маленькие приходы, где, благодаря бабушкам, поддерживаются молитвенные традиции Церкви) молится за семинарию? Нет, не отвечайте «да я постоянно за нее молюсь!». Задайте себе вопрос: когда я пришел в четверг на Адорацию с твердым молитвенным намерением просить у Господа новых призваний к священнической и монашеской жизни? Пришел не потому, что положено, не потому что в расписании стоит, не потому, что когда-то записал в свой синодик эту строчку – а пришел к Нему с искренней просьбой истерзанной души? Как часто я молюсь о помощи Бога для епархии, о епископе, о своем приходе и своем настоятеле?

Ооо… да, это больная тема. Но, как раз ее нужно обдумать, друзья мои. У каждого из нас наберется оттакенный список претензий к главной фигуре нашего «католического бестиария» – к настоятелю прихода, да у меня первой и наберется. А к монахиням, а к катехизаторам, к дежурным? А к… к бесконечному количеству Других, которые совершенно не облегчают мне Путь к Господу! Наоборот, блин!!! Да если бы ни они, я бы давно..! – Давно что?

Вот он – парадокс Церкви – во всей красе: невыносимо прекрасная и невыносимо омерзительная реальность жизни. Зеркало, которое в беспощадной четкостью отражает нашу несвятость, недостоинство и позор. И нашу неспособность изменить эту искаженность в других, и… в себе.

Вот тут самое время задать себе тот самый надоевший до оскомины вопрос: «а что хочет от меня Христос?».
–  Господи, Ты что,  хочешь моего ухода из Церкви? Презрения к клиру и ближним, желчи и негодования, мрачного лица и презрительных комментариев? Ну, не молчи! Вечно молчишь…Только не говори, что хочешь моей Святости? Святости? Ну я же вот живу, никого не пинаю, молюсь много, делаю добрые дела.  И вообще,  я-то в чем виновата? Что я могу? Я не настоятель, не епископ, не глава комитета…
– Ты – часть Тела.
– Ох… Господи…

Евангелие – это не сборник притч из прошлого, оно актуально и реально в жизни каждого христианина – все мы проходим через вызовы, которые стоят перед Его учениками (мы – эти ученики). И в темные и смутные времена, которые (каждому поколению) так хочется назвать «последними» мы (и только мы) стоим перед вызовом – брать или не брать на себя ответственность за Церковь. Принимаю ли я Её раны, готова ли омыть их, готова ли лечить? И снова, когда вы читаете эти слова, недобрый дух будет шептать, что никто не даст тебе ничего сделать, детка, абсолютно ничего, ты никто, мошка рядом со слоном, пушинка перед волей настоятеля или епископа. И вот это как раз и есть – ложь. Потому что Господь говорит нам совсем другое, а примеры жизни многочисленных святых подтверждают Его слова.

Бог опять хочет моего личного ответа и участия. На этом земном отрезке жизни Его не интересует мое мнение о том, в чем неправ Папа или соседка по лавке, Иисус озабочен только одним вопросом «любишь ли ты (Люба) Меня?». А если любишь, как эта любовь работает в твоем сердце и душе? Как проявляется в молитве, в ежедневном состоянии, в твоих отношениях с твоей семьей, с твоим приходом, и… Церковью.

Полнота нашей святости волнует Бога, а без участия в приходской жизни ее нет. Увы. В свое время я сама прошла через «уход из прихода», считала, что верному нет необходимости страдать от всех этих несовершенств реальности, что есть только Бог и молитва. Не получилось… размышления и разговоры с Ним привели к возвращению, примирению, спокойному и мирному – которое неплохая база для любви. Той самой, что видит недостатки, но не глумится и не негодует, а с терпением перевязывает раненого.

И пугает меня только одна мысль, что если мы… именно мы – миряне откажем Церкви в духовной поддержке, она обречена на тусклое чадящее существование. Каким бы ни был клир, одни они не смогут вытянуть местный кораблик из болота. Сегодня ( в очередные темные времена) Церкви нужна наша помощь и она может быть разной:
– помощь молитвенная – но если мы отрицаем действенность молитвы о Церкви и ее силу, разве мы христиане?
– помощь сердечная – если мы не находим в себе доброго слова и улыбки ободрения, умения не сплетничать и не злословить, нежного и бережного взгляда, полного любви к ближнему – разве мы приход?
– помощь деятельная – если я, желая великого служения и святости, не нахожу в себе вдохновения совершить маленькое незаметное дело для своего прихода (уборка, цветы, распечатать гимны, пожертвование и тп) – прихожанин ли я?

И в заключение вернусь к заголовку статьи – если мы – миряне поддадимся влиянию духа раздора и ненависти и не будем со своей стороны стараться преодолеть эту внутреннюю пропасть, то очень скоро мы будем обречены просить Таинств как милостыни у тех, кто «выращены не нами и служат не нам». Подумайте об этой перспективе. И пожалуйста, не верьте духу, который с начала времен дудит в одну дуду: все пропало, нам никто не поможет.

Бог «работает» очень просто:
«Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». И помните о том, что никто, друзья мои, ни один настоятель или епископ не может запретить нам собраться вместе и помолиться. Для этого нужна и всего лишь пара верных сердец (пара стульев, стол, свеча, чай-плюшки – опционально). Ни какой Папа не остановит нас, если мы решим помогать тем, кто нуждается. И никакой черт не победит нас, если мы не прекратим молитву!

Не сдавайтесь!

«Выращенные не нами и служащие не нам»: 2 комментария

  1. СИХ! Прочитала этот Ваш пост, а потом ещё один на подобную тему, размещённый летом… и так меня это задело: ведь, действительно, отсутствие священника вызывает претензии, а присутствие не вызывает благодарности, воспринимаю этоткак само собой разумеющееся! И вспомнила, что моя питерская приятельница написала недавно, что вступила в Общество за призвания, и прислала мне адрес сайта…. В общем, со вчерашнего дня я пообещала каждый день молиться о призваниях к священству и богопосвящённой жизни и о святости священников и всех, кто посвящён Богу.
    Спасибо, Люба, что прочистили мне мозги :)!
    Да видят люди ваши добрые дела и да прославляют Отца нашего Небесного!
    Благодатного Адвента, плодотворных реколлекций и радостного Рождества!

    Нравится 1 человек

    1. Спасибо большое, Наталья!
      И спасибо за обещание молиться за «нашу команду», это очень важно и нужно, и обязательно принесет плоды! Если не нам, то детям и внукам.
      Поделитесь, пожалуйста, ссылкой на это Общество? Думаю, многие захотят разделить эту интенцию.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s